Судьба Миланских династий

Главным разрушителем в мире является время, вторым — толпа, и только третьим — всякого рода полководцы и захватчики всех мастей, т. е. Личности. Но вот в созидании все как раз наоборот: тут на первое место выходит личность, а учитывая краткость жизни человеческой, продолжатель личности — династия… Три самых известных итальянских династии и одна личность неразрывно связаны с именем Милана и его историей: это Висконти, Сфорца и Боромеи, а Личностью является, безусловно, один из первых епископов медиоланских — святой Амброджио.

При этом именно этому реальному человеку из плоти и крови — Амброджио — принадлежит первое место в ряду харизматических личностей позитивного толка, имя которого сегодня мы чаще всего произносим с приставкой «святой». Однажды, во время избрания епископа города (когда никто в переполненной миланской церкви толком не знал, кого избирать…), в полной тишине вдруг раздался детский голос — «Амброджио». Это было воспринято как знак свыше, и известный Милану человек был избран без колебаний. Пикантность ситуации состояла в том, что новоявленный пастырь прихожан не был христианином… После крещения, состоявшегося через день, этот удивительный человек за восемь дней прошел все этапы посвящения, после чего и был рукоположен…

Будущий покровитель Милана и всей Италии родился в 333 г. в богатой и знатной семье. В возрасте 37 лет он уже правитель Лигурии и Эмилии. И вот в этом звании, зайдя в церковь как высший государственный чиновник, он неожиданно был избран епископом. Нет, он не отказался, Амброджио решил, что это знак небес… И он взял крест: именно ему принадлежит заслуга в том, что в Риме был погашен огонь в храме весталок, после чего вынесена из Сената статуя богини Победы. С язычеством было покончено… и не где-нибудь, а в самом Риме. Однако святой не был бы оным, не прояви он к тому же чудеса архипастырской твердости… Однажды, встав на пороге миланского храма, построенного на пожертвования императора, Амбросий этого самого императора — великого Феодосия — туда не пустил… Причина — «руки у тебя в крови…». Император резонно возражает: «И Давид согрешил, но не лишился милости Божией», на что Амбросий ответствовал: «Ты подражал Давиду в преступлении, подражай же ему и в раскаянии…» — и наложил на него суровую епитимью… И такова была слава Амброджио, что Феодосий согласился… Мало того, прямо перед храмом, перед толпой — пал на колени. А в 387 г. услышавший Амброджио «грешник» уверовал, крестился и… стал одним из величайших богословов Западной церкви. Имя его — блаженный Августин…

В 397 г. Амброджио умер, успев, однако, основать не одну церковь. В числе их — собор его имени в Милане и церковь Сан- Лоренцо во Флоренции. Та самая, где расположена известная на весь мир усыпальница Медичей с бессмертными скульптурами Микеланджело…
Прошла почти тысяча лет, и Милану снова повезло. Династия Висконти тоже начиналась с архиепископа. Оттон Висконти, получивший благословение папы Урбана IV, вначале пытался мирно въехать в город. Хотя и не как Иисус, на осле, но на белом коне. Не получилось. Другая аристократическая семья — делла Торре — по странной причине не захотела делиться с ним властью и закрыла ворота… Пришлось еще не назначенному в святые епископу взять в руки меч, а после взятия города сжечь дома и разрушить башни прежних владык. После такого начала Висконти за все время своего правления так почти никогда меч из рук и не выпускали. А одна из улиц Милана до сих пор носит название «Улица разрушенных домов». Чтоб не забывали… («Мы мирные люди, но наш бронепоезд…»)

К этому времени Милан из оппозиции к императору, как было во времена Барбароссы, уже вышел, и Матео Висконти выкупает у венских Габсбургов чин наместника, а в 1317 г. его уже провозглашают пожизненным синьором Милана. Сей трон нужно было защищать. Висконти, понимая, что лучшая защита — это нападение, начинают резко расширять границы своей власти. Что и получается у них вполне неплохо. Вначале Комо, затем стоящий у подножия Альп Бергамо, затем Болонья, древняя Верона и дальше, и дальше… Почти 100 лет, с 1262 по 1354 г., династия держит в своих руках обе ветви власти: церковную и светскую. Последний архиепископ Джованни Висконти после смерти завещает разделенную на две части Ломбардию племянникам — Бернабо и Галеаццо. Первый из них прославился тем, что отгрохал в Бергамо мощную цитадель, и тем, что обожал псовую охоту с несколькими сотнями собак сразу. Представляете, какой лай сумасшедший стоял… В промежутках между охотой он успел жениться на одной из дочерей синьора Вероны, Мастино Скалигера, бывшего зятем самого императора Людвига Баварского, — Беатриче Риджине делла Скала, отчего в Милане вначале появилась церковь Алла Скала, а затем, через несколько столетий, на ее месте построили и театр «Ла Скала»… Вот вам и разгадка его имени, столь странного для театра, — ведь по-итальянски «Скала» — это лестница.

Когда у Галеаццо II подрос сыночек — Джан Галеаццо, он почему-то решил дядю Бернабо от тяжести дел государевых освободить. Пусть, дескать, любимый дядя любимой своей охотой с любимыми собаками занимается, а я уж как-нибудь один с двумя Ломбардиями- управлюсь. С дядей вопрос решили не обсуждать. Для осуществления этой идеи Джан Галеаццо заманил простодушного дядюшку-тирана в районе тичинской заставы в хитроумно подстроенную ловушку, после чего определил «великого охотника» на местожительство вначале в каменный мешок-тюрьму, а затем переселил еще дальше — на небо, в мир иной… Так вернее!
Однако захватывать принадлежавшую дядюшке часть Ломбардии было не по-джентльменски (народ мог не понять), поэтому и решил он уладить дело миром: женился на его дочери и взял страну в приданое… После этого больше никаких проступков и злодейств не совершал, а был примерный градостроитель и семьянин… Именно Джан Галеаццо Висконти начал строить в 1385 г. знаменитый Миланский собор и не менее известный замок Сфорцеска (не совсем справедливо названный так по имени следующей династии). Именно ему принадлежит идея привнести на землю Италии готику, которой до этого в стране не было… Именно он жертвует на строительство собора весь мрамор с принадлежащих ему каменоломен, да еще и освобождает стройку на сотни лет от пошлины… Став герцогом Миланским, он присоединяет Виченцу, Падую, Верону и даже покушается на Флоренцию… Все, конечно, под лозунгом объединения страны. В общем — новый Цезарь. Так его и зовут многие… Это был взлет династии, после чего уже во времена Филиппо-Марии, спустя почти пятьдесят лет, все пошло прахом… А нанятый последним из династии ломбардских герцогов великий кондотьер Франческа Сфорца (папочка которого помогал удерживать трон знаменитой неаполитанской королеве Иоанне I Анжуйской), пытаясь завоевать для «хозяина» новые земли (а точнее, хотя бы отвоевать «потерянные»…), завоевал между делом его дочь, благополучно женившись на которой получил и все Миланское герцогство. Так довольно спокойно в 1450 г. произошла смена династий, если не считать поддержанный папой римским народный бунт и три бурных года «Амброзианской республики» (1447-1450)…

Если Висконти в общей сложности правили 188 лет, то Сфорца уже только 58. Но и за это время последний из них — Лодовико иль Моро (прозванный «Мавром» за темный цвет лица) создает чуть ли не самый пышный в Европе двор, великолепию празднеств которого немало способствует посланный флорентийскими Медичи в качестве живого подарка великий шоумен и изобретатель Леонардо, умудрившийся между делом этим еще и «Тайную вечерю» написать, да и каналы миланские прорыть. А разные там метательные машины, да осадные башни, да тайнопись, да новая техника живописи — «сфумато» — вообще не в счет… так, на ходу… Ну гений, что вы хотите. Недаром переманиванием его на новую службу занимался сам французский король. И поди ж ты, переманил. А не случись этого, и не висеть бы сейчас таинственной Джоконде в Лувре, и, путешествуя по Италии, мы могли бы ко всему прочему еще и ее посмотреть. Да, не повезло Леонардо… Да и Италии. Хотя, вполне возможно, простодушным итальянцам, может быть, и не удалось бы окутать (или опутать) ее таким покровом тайн, тумана, домыслов, загадок и даже превратить в главную приманку Лувра…
Правда, кроме картин, маэстро собирался оставить нам самую большую в мире конную статую, на которую хотел посадить еще и самого высокорослого всадника. Все по заказу своего патрона — иль Моро, да не успел: город захватили французы, разбившие даже лучших наемников того времени — швейцарцев… К слову сказать, кровожадные французы и «лошадь», существовавшую в то время только в виде подготовленной к отливке модели, из арбалетов расстреляли (а в трапезной при Санта-Мария делла Грациа, под «Тайной вечерей», конюшню устроили). Хорошо, что уже в наше время один американский летчик, оставшийся после войны на некоторое время в Италии, поставил целью своей жизни «самую большую в мире лошадь» восстановить. И поди ж ты, восстановил. Уже в бронзе. Теперь ее можно лицезреть на ипподроме, рядом со стадионом, на котором играет знаменитый миланский футбольный клуб. Правда, без седока…

После Лодовико иль Моро выдающихся деятелей в династии уже не было. Правивший от имени захватившего Милан Людовика XII граф Шарль де Амбуаз попытался возродить «золотой век», бывший во времена Сфорца. Он пригласил из Флоренции Леонардо, и тот снова проработал в Милане без малого пять лет, с 1508 по 1513 г., после чего уехал вначале в Рим, а потом, после смерти своего покровителя — герцога Джулиана Медичи (Немурского), в 1516 г. уехал уже навсегда во Францию. На короткое время Сфорца, много позже, уже после смерти иль Моро, вернули себе власть, но вскоре вообще ушли из списка главных героев представления под названием «История». Правда, как и большинство древних итальянских родов, совсем со сцены они не ушли. Например, спустя почти 400 лет в правительстве Муссолини один из Сфорца занимал даже пост министра. Да и сегодня династия жива, так же, впрочем, как и Висконти. Но… сегодня у них уже другая роль… Вспомните хотя бы имя одного из самых известных итальянских режиссеров… Вот вам и неразорвавшаяся ниточка истории…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий