Мост Понте Веккьо во Флоренции

Мост Понте Веккьо Мост Понте Веккьо — такой же уникальный, как венецианский Риальто: сегодня в Европе сохранились лишь два «торговых» моста. Только лавки, пожалуй, у флорентийского оригинальней: напоминают старинные, окованные железом сундуки. В самом конце — башня Маннелли, древняя, как сам мост. Чудом сохранилась при строительстве коридора Вазари. Не заметили, что ли… С некоторых пор герцог запретил здесь мясную торговлю и выделку шкур (слишком сильно в жаркий день воняло, а «его сиятельство» по коридору Вазари часто проходил и работать «нюхачом» не хотел. На простой же народ, оставшийся без мяса и работы, ему было наплевать). С тех самых пор здесь торгуют только благородным товаром, тем, что «не пахнет»: золото, платина, бриллианты там разные, в общем, женский ширпотреб… Самое странное, что еще и сегодня все это покупают. Для чего, не столь уж важно, а вот узнать бы кто…

Посередине моста бюст Бенвенуто Челлини, того самого, что с медузой… И не зря, потому как скульптор по совместительству считался королем ювелиров. Ну, Челлини как Челлини, вид серьезный. Видно, понимает, что классик… А вот вы около бюста не стойте, пожалуйста, зря, а перегнитесь через перила и посмотрите вниз: там не рыбки, а целые рыбищи плавают. Как бревна, по метру. И все чего-то ждут, даже наверх с интересом поглядывают. Может, кормят их здесь, может, развлекают падающими туристами… В общем, не мост, а торговый центр и променад одновременно… Кстати, уже четвертый на этом месте. Первый был древнеримский. Второй обрушился в 1117 г. — видно, слишком много туристов уже тогда в сезон приезжало. Третий снес великий паводок 1333 г., и, наконец, Нери ди Фьораванте в 1345 г. построил последний. Во время войны немецкий генерал даже отказался при отступлении из Италии его взрывать, нарушив приказ… Говорили, что до войны он часто бывал во Флоренции. А средневековый архитектор, построив на мосту из коммерческих соображений дома-лавки, оставил все-таки свободной его середину: на реку посмотреть, красотой полюбоваться… Так и стоит по сей день…

Мост знаменит еще тем, что около него флорентийцы установили статую бога Марса, выдворенного в свое время из Баптистерия. Именно у этого памятника и устроило засаду семейство Амидеи, решившее покарать ехавшего на коне по мосту празднично разодетого юного Буондельмонте, обручившегося вначале с дочерью гибеллина Амидеи, но затем переметнувшегося к девушке из гвельфского семейства Донати. Это кровавое убийство в 1215 г. на Пасху флорентийские хронисты и считают началом гражданской войны между гибеллинами и гвельфами… (Вот так, почти по Шекспиру…)

После этого уже не удивляет, что после победы гвельфов в 1301 г. в родах их именитых противников — гибеллинов Ламберти и Йоски все мужчины в возрасте от 15 до 70 лет были приговорены к смерти…

Проходим дальше, направляясь к Палаццо Питти. Слава создает архитектора, архитектор создает славу. Этот дворец создал Брунеллески… При этом учел все непростые просьбы хозяев. Например, чтобы построенное раньше палаццо их конкурентов банкиров Медичи поместилось во внутреннем дворе Питти, а окна были больше, чем у Медичи двери, — крутые ребята были… Это самый большой (точнее, огромный) дворец Флоренции. Неслучайно после объединения Италии, когда у Гарибальди с Витторио Эмануэле почти шестилетняя заминка с Римом вышла, он был превращен в королевский. И целых шесть лет маленькой Флоренции пришлось испытывать тяготы, хлопоты и суету столичного города. Ради столичного вида даже снесли в центре, на месте бывшего древнеримского Форума, целый архистарый и архиколоритный район еврейского Гетто, который в 1571 г. учредил Великий герцог Козимо I. Снесли, а взамен построили нечто предвосхищавшее московские «сталинские» дома с непременной большой аркой… Конечно, желтого цвета. Может, в память о Гетто… Флорентийцы эту «парадную» королевскую площадь терпеть не могут. Абсолютно не флорентийская площадь, как вставная челюсть…

Однако вернемся обратно к Питти. Уникальная архитектура палаццо, уникальная история, уникальные владельцы. И необычно выглядит огромная покатая площадь перед дворцом, словно театральная сцена. Почти как в Сиене, только с обратным уклоном… Внутри такая же уникальная картинная галерея. Сказать богатая — не сказать ничего… Правда, после Уффици на нее уже нет сил… Хорошо было Федору Михалычу Достоевскому: он просто жил напротив, и притом не один месяц, вот и ходил, бедняга, в ожидании переводов от Каткова, после почты, то в Питти смотреть Рафаэлеву «Мадонну», то к дверям Гиберти — на литые золоченые барельефы из Ветхого Завета любоваться, то в Уффици… А насмотревшись на все это, возвращался домой и писал «Идиота» — такой впечатлительный был… А еще очень рвался домой. (Типично русское: жил во Флоренции, ел дешевый итальянский виноград, пил тосканское вино, коего был большой знаток и любитель, но… рвался домой…) Однако за отсутствием якобы денег на поезд жил себе и жил во Флоренции дальше, благо в итальянских лавочках в долг сколько хочешь давали… Даже падучей перестал почти мучиться, правда, все равно писал Майкову, что климат здешний, дескать, плох: летом — жара, зимой — холод. Действительно, странно…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий