Этот прекрасный остров Капри..

Остров КаприОстров Капри в Италии прекрасен. Посетителям он позволяет наслаждаться жизнью во всех ее проявлениях. Нет ничего приятней прогулки по его улочкам: то спускающимся, то снова ползущим вверх. На острове несколько видовых площадок, с которых открываются чудесные, захватывающие пейзажи. К ним легко подойти.

От пристани Марина Гранде наверх, к маленькой уютной площади, всего за семь минут можно подняться фуникулером. Но лучше всего сразу после сходней, соединяющих палубу катера, доставившего вас из Сорренто или Неаполя, с бетонным причалом Капри, пройти по последнему каких-нибудь сто метров и снова сесть на другой, но уже маленький кораблик, который примерно за час-полтора совершит полный круг вокруг этого замечательного острова: и всего-то в периметре неполных семнадцать километров… Круг вокруг красоты… Возьмите крымский Форос, Гурзуф, Новый свет, Карадаг, соедините все это с озером Рица, добавьте Валаам, возведите в квадрат, и все равно Капри будет красивей. Что тут можно поделать? Так Бог создал. А подход кораблика к гротам, рядом с которыми стоят белоснежные яхты «акул капитализма», приплывших со всех сторон света, вокруг которых они же (т. е. натуральные «акулы в купальниках» и их длинноногие фотомодельные подруги) и плавают в расплавленной светящейся бирюзе, вызывает просто очень сильное желание вообще покинуть палубу методом немедленного ныряния в эту удивительную красоту. Прямо с борта. В чем есть (или даже в чем нет). А там — будь что будет, выплывем… А может, «акулы» подберут и прямо на яхту — мартини пить…

Кстати, все гроты имеют названия. Географические и так — жаргон. Один называется «Эхо», другой «Брызги шампанского» (не путать с фокстротом Цфасмана), «Белый грот», «Галерея», «Пушечный», ну и т. д.

Если во время мини-круиза не спать, что вообще удается немногим, то можно увидеть практически все. И очень своеобразную по архитектуре виллу итальянского писателя Малапарте — вызывающе красного цвета с вертолетной площадкой на плоской крыше, стоящую высоко над морем, на самом конце мыса Пунто Массуло, напротив камней Фаральоне. И красно-белый полосатый маяк Фаро, построенный в 1866 г., волны вокруг которого напоминают лучшие картины Айвазовского; и знаменитые термы Тиберия, с сохранившейся до сих пор прочной римской, особенной по рисунку «в сеточку», кладкой. И, наконец, «Голубой грот», и Марину Пиккола со спускающейся к ней Виа Круппа. А еще ранее — скалу «Сальто Тиберия», откуда император, по легенде, отправлял в последнее сальто неугодных. На Капри работало много известных архитекторов, например, дом Малапарте построил в 1938 г. известный итальянский архитектор Адаль — берто Либера — последователь Ле Корбюзье. Отсюда и яркий цвет, и плоский фасад — один из немногих ярко-красных домов на острове («конструктивизм», что поделаешь), но место… «Ласточкино гнездо» в квадрате!

Вообще архитектура Капри — словно непрерывный ряд подвенечных платьев: все в белом (на весь остров пять красных домов и три желтых, остальные все, как у Уилки Коллинза, — «…в белом»…). И конечно, это чудо природы — скалы Фаральони. Под одной из которых капитан, может быть, вас провезет, хотя правилами судовождения это и запрещено. Вдруг скала, которая стоит миллионы лет, в этот самый момент рухнет, или корабль, не дай бог, не впишется в восьмиметровый по ширине пролет этого естественного моста и врежется в каменную громадину… Правила судовождения предписывают не рисковать… Но Италия, господа! Какой же итальянец, тем более в Неаполе, не нарушит закон. Святое дело…

О Фаральони нужно сказать особо. Эти скалы — визитная карточка Капри. Они красивы с любого ракурса: и сверху, с Бельведера, из садов Августа, с пляжа Марина Пиккола, от монастыря Чертоза, откуда угодно. Но самое большое впечатление, когда они совершенно неожиданно появляются перед вами из-за поворота, прямо по ходу корабля, и начинают словно вырастать из моря до 104 метров, становясь по мере приближения мрачными, даже немного страшными, обрастают подробностями и наконец пропускают вас сквозь себя, в свои огромные ворота, на время закрыв от вас солнце, под крики восторга, благоговейного ужаса пассажиров и сдержанную улыбку рулевого. Ему приятно, ведь это его Камни… Его море, его остров, его работа… (Кстати, со скалами связан один из курьезов, согласно которому на одной из них французские солдаты развели кроликов, справедливо заметив, что, как бы они ни размножались, с торчащей из моря скалы им никуда не убежать… Только на полковую кухню…)

Ну вот теперь, сойдя в гавани с корабля уже во второй раз, можно сразу идти на фуникулер, чтобы подняться наверх, к маленькой и уютной Пьяццетте, как говорят каприйцы, или к Пьяцца Умберто I, который, конечно, тоже неоднократно здесь бывал… Кстати, и кофе пора попить или перекусить. А это особенно приятно за стоящими здесь столиками. На Пьяццетте всегда толпится «бомонд»: легко встретить мировую знаменитость — все приходят пить кофе на Пьяццетту. Так принято. Это и есть каприйский образ жизни, каприйский неторопливый стандарт… Тут особая аура: никто не спешит, на Капри нет «бегунов», как на «Променад Англе» в Ницце, нет катальщиков на роликах или исполнителей виртуозных сальто на досках, как с задней стороны парижского Пале-Рояля. Наоборот: расслабленность, размеренность, легкий бриз, легкий загар, легкий флирт, легкое каприйское вино… Рядом с Пьяццеттой итальянская семья держит кондитерскую. Старушка-владелица сидит за кассой, хорошо сохранившийся благородного вида итальянец-старик выносит пирожные, племянница варит кофе; здесь же пекут блины, здесь же — мороженое… Вы платите старушке деньги, и та, не пробивая чек, тихо кричит племяннице, что именно нужно вам отпустить… Почему не пробивается чек, понятно и вам, и ей… Италия! Зато все улыбаются, и племянница с оливкового цвета кожей — чудо, как хороша… А пирожные тают во рту… А немножечко денег утаить от налогов велел сам каприйский бог…

На Капри не принято щеголять туалетами, тут во всем демократизм. Говорят, что однажды на Пьяццетте видели Армани в простой футболке и в одной порванной сандалете, притом китайском… Конечно, если вечером с друзьями, можно и поприличней одеться, из своего же магазина…

Далее все близко, и маршрут выбором не богат: монастырь Чертоза — сады Августа — дорога Круппа — стакан свежевыжатого сока из огромных каприйских лимонов, приправленный «Ли мончеллой», — маленькая фабрика оригинальных легких цветочных каприйских духов — панорама залива со скалами Фаральони сверху, масса отснятых кадров, и пожалуйте обратно к Пьяццетте, петляя узенькими улочками и стараясь не глядеть в витрины всевозможных Версаче, Гучи и Картье: ниже на Капри торговля не опускается… Если сейчас лето, то — вниз на фуникулере, пройти весь порт, искупаться на одном из всего лишь трех каприйских пляжей (не густо здесь с этим) и обратно на катер. Ну уж если вы совсем заводной, то добегите до развалин виллы Тиберия и в пару-другую пещер. Но вообще-то Капри не по этой части: тут «бомонд», а не спортивный туризм…

Все. Уезжаем. Без сил, но с кучей эмоций… Праздник Капри кончился. А если нет, если вы остаетесь, — значит, ваша фамилия — Горький или Паваротти, у него здесь тоже вилла. Выбирайте… Или, может, Валентино, или… Во всяком случае, у людей, живущих на Капри, есть вкус… И есть средства…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий