Судьба рода Медичи

Дворец Медичи

Один из самых великих и аристократических родов Италии вышел из низов. Еще в XII в. они абсолютно неизвестны. А с середины XIII в. уже дают деньги в рост. Но только с середины XIV в., уже породнившись с Ручелаи и Донати, некий Джовани Биччи — «гонфалоньер» (знаменосец), представитель самой крупной гильдии Калимала и одновременно владелец банка в Риме, входит в историю города как судья, присудивший великому Гиберти заказ на знаменитые сегодня на весь мир Врата Баптистерия. Так началось их родство с Флоренцией, приведшее ее к Возрождению, а Дом Медичи к великой славе. Именно меценатство сделало Медичи великими… Сын Биччи — Козимо, прозванный «Старшим», с помощью архитектора Микелоццо строит лучший в Европе дворец. Но Флоренция — Республика, где самый страшный грех — выделяться. Семья Ринальдо Альбицци — вождя олигархов — сажает его вначале в тюрьму при Палаццо Веккьо (в надежде там его отравить), а затем изгоняет из города. Участь заказчика разделяет и верный хозяину Микелоццо, и Донателло… Но уже через год, в 1434 г., Козимо возвращается, а 80 человек его врагов навсегда покидают Флоренцию. Лев Гумилев наверняка посчитал бы, что у этой семьи была высокая пассионарность…

Удача сопутствует Козимо и в торговых делах: он получает пряности с Востока; в его руках банки в Риме, Венеции, Неаполе, Пизе, Милане, Женеве, Лионе, Авиньоне, Брюгге и даже далеком Лондоне. Он дает деньги королям, строит монастырь Св. Марка, церковь Сан-Лоренцо, начатую еще отцом, пригласившим уже великого к тому времени Брунеллески. Не получивший куртуазного образования Козимо беседует тем не менее в саду с Донателло, приглашает расписать домовую капеллу прекрасного художника Беноццо Гоццоли. И Гоццоли покрывает ее стены не только историей о приезде в Вифлеем волхвов, под которых были загримированы участники «примирительного» Собора, состоявшегося во Флоренции в 1439 г. Гоццоли наводняет маленькую капеллу, по сути дела, портретами не только членов клана Медичи, но и наиболее именитыми участниками Собора. Бесценный исторический документ… На этом фоне даже не так важно, что не состоялось примирения католического и православного направлений…

Его, Козимо, рука приводит в живопись Фра Анжелико, которым будет впоследствии до беспамятства восторгаться и Николай Гумилев, и на несколько столетий раньше — Паоло Уччел- ло. А тугой банкирский кошелек и тесные связи с папой «выкупают» из монахов Филиппо Липпи вместе с его будущей женой — тоже по неосторожности ставшей монахиней (но о-о- оч-чень красивой): «все могут короли…»

Но если Козимо был основателем, то его внук — Лоренцо, прозванный современниками Великолепным, был самым ярким камнем в тосканской короне этой удивительной семьи… Это он создал двор, каких никогда еще не было в Европе, где утонченность, поклонение искусству и упоение радостями жизни возрождали античную Грецию… Сегодня весь мир должен поклониться человеку, воспитавшему в своих садах двух юношей: Микеланджело и Леонардо и пославшему последнего с подарком (или… «в качестве подарка») ко двору миланского герцога Сфорца (знаменитого Лодовико иль Моро), где ему судьбой было уготовано написать «Тайную вечерю»… А тончайшая духовность полотен Боттичелли? Знаменитая Венера с лихорадочным румянцем чахоточной любовницы Джулиано Медичи, красавицы Симонетты… Кстати, Симонетта принадлежала к семейству Веспуччи, которому через некоторое время мы будем обязаны (в лице Америго Веспуччи) открытием предпоследнего континента… А портреты Бронзино? Спокойная величавость Лукреции Панчатики, граничащая с абсолютом… Прекрасное лицо одухотворенной и зрелой женщины. Это и было Возрождение, поставившее Человека и Гуманизм во главу вселенной… Это и была религия Медичи. Их бог… Они создали не только новое понятие Двора, но новый стиль жизни, новое отношение к его величеству Искусству, новое мировоззрение — непривычное среди грубых нравов тогдашней Европы…

Правда, к концу его, Лоренцо, правления количество банков семьи уменьшилось, а пригретый Лоренцо монах Савонарола, ставший к тому времени настоятелем построенного Медичи монастыря Сан-Марко и обладавший завораживающей харизмой, призвал флорентийцев изгнать «тиранов-эпикурейцев» из города, погрузив его на целых четыре года (1494-1498.) во мрак Средневековья с кострами из книг и прекрасных картин. И в сплошной пост… Влияние Савонаролы на дух людей было так велико, что Боттичелли однажды сам принес к полыхавшему на площади костру свои картины. И сам сжег… Однако когда суровый монах в своем аскетизме замахнулся на самого папу, его, полупридушенного (чтобы не заговорил на костре), сожгли на Пьяцца Синьории (23 мая 1498 г.). На этом месте и сегодня можно видеть памятный медный круг.

А изгнанный из города не без помощи француза Карла VIII (до удивления быстро покорившего Италию и так же быстро потерявшего контроль над ней) сын Лоренцо — Пьеро Медичи получил за это прозвище Неудачник… Флорентийцы тут же учредили свое любимое детище — республику, которая просуществовала, правда, всего два года.

Третья республика образовалась после взятия Рима войсками императора Карла V (уже не француза, а немца, тадеска, как говорят итальянцы) и продержалась три года, до 12 августа 1530 г., когда после одиннадцатимесячной осады в город вошли войска императора и папы (оба к этому времени благополучно помирились в Болонье). На трон был вновь посажен молодой Алессандро — сын папы Клемента VII…

Династию прервало кровавое и абсолютно бесцельное (как сказали бы криминалисты, — «немотивированное») внутрисемейное убийство Алессандро, совершенное его «другом» и двоюродным братом — Лоренчатто (1537). Таинственная, темная страница династии: Лоренчатто сам был яркой личностью, писал стихи и поэмы, рисовал, был остроумен. А вот, поди ж ты, пошел на кровавую сцену. При этом он тщательно готовился к убийству более года и даже нанял для верности, не надеясь на собственную руку (Алессандро был молод и силен), профессионального «браво» — Скоронколло. Что это было? Возможно, ревность к судьбе, возможно, что-то еще, абсолютно фрейдистское и непонятное: смысла в убийстве не было никакого — ни на трон, ни на богатство Лоренчатто не претендовал… По выпавшему ночью, накануне преступления, снегу убийцы бежали в Венецию… Ветвь от Джованни Биччи оборвалась…

Кстати, именно Алессандро сделал самую удачную из Медичи партию, женившись на дочери самого императора Священной Римской империи германской нации Карла V, вернувшего ему город и власть… Он же положил начало другой политической традиции и линии, выдав сводную сестру Екатерину замуж за будущего французского короля Генриха II. Венчание происходило 28 октября 1533 г. в Марселе. После смерти мужа Екатерина Медичи стала королевой Франции! Ее сын — наполовину флорентиец — стал Генрихом III. Преемник короля — Генрих На- варрский, начавший эру Бурбонов, тоже дал себя увлечь флорен- тийкам, и в 1600 г. в старинном Лионском соборе Сан-Жак обвенчался с Марией Медичи. От их брака родился Людовик XIII, тот самый, который «пригрел» кардинала Ришелье и дал повод Дюма написать «Трех мушкетеров»… А начиналось все во Флоренции… И как бы ни сопротивлялись французы, у истоков их истории, и даже Варфоломеевской ночи, стоят Медичи…

Историки любят писать, что убийство Алессандро было уже вторым, закончившимся смертью, покушением на синьоров Флоренции. Они правы: первое состоялось еще во времена Лоренцо Великолепного, правившего вместе с братом Джулиано. 26 апреля 1478 г., во время пасхальной мессы, в главном соборе семья банкира Пацци, известная тем, что ее основатель привез из Первого крестового похода щепку от креста Иисуса, в заговоре с архиепископом Риарио Сальвиати (и не без одобрения правившего в то время папы Сикста IV) напала на идущих по центральному нефу братьев. Засверкавшими кинжалами Джулиано был заколот на месте, Лоренцо друзья оттеснили к стене, и он спасся… Сразу вслед за этим толпа горожан, обожавших Медичи, просто разорвала на части нападавших. Сбежавших из церкви нашли и повесили на площади Синьории; и в течение трех дней весь род Пацци, включая даже детей, был истреблен (горожане хотели даже выбросить из гробов кости их предков). Архиепископ Сальвиати спасся, испросив укрытия в доме самого Лоренцо, что и было разрешено… «Благословляй побивающих тебя врагов твоих…» Отсидев немного в тюрьме, он ночью, боясь самосуда толпы, уехал в Рим, под крыло к папе…

После трагической смерти Алессандро пришлось вспомнить о боковой ветви Медичи. Волевой и безумно энергичный в свои 19 лет Козимо I (сын кондотьера Джованни далле Банде Нере, того самого, что в позе роденовского мыслителя сидит сегодня, к удовольствию местных голубей, на площади перед Сан-Лоренцо) основал династию, правившую целых 200 лет. Построил Уффици, превратил в блестящий семейный дворец Палаццо Веккьо, прикупил и переделал Палаццо Питти, создал (а точнее, воссоздал) в Пизе военный флот, обновил университет. Он — основатель Тосканского государства, завоеватель Сиены и Лукки, получивший от императора с благословения папы титул Великого герцога Тосканского. Перед самой смертью он приглашает во Флоренцию Винченцо Галилея с маленьким сыном Галилео… Вот объяснение, почему прах великого профессора из Пизы покоится в церкви Санта-Кроче… Именно Козимо I стал абсолютным властителем не только Флоренции, но всей Тосканы, присоединив в 1555 г. главного врага — Сиену и получив наконец из рук папы Пия V титул Великого герцога Тосканского… Теперь Медичи сравнялись с легендарной средневековой владелицей всей Тосканы и Ломбардии — Великой маркграфиней Матильдой.

В полном расцвете сил Козимо женится на Элеоноре Толед- ской, привезшей во Флоренцию не только целый отряд испанцев, но и испанские нравы… Не забыл он и своего «благодетеля» — Лоренчатто. После двух лет слежки тот был убит в Венеции, куда сбежал от гнева и мести рода. Не помогло… Но ведь сказано в Библии: «Поднявший меч…»

Сын Козимо — Франческо I остался в истории как создатель первого в мире музея. Под который он использовал построенные Вазари по указанию папы Уффици (по-итальянски — Канцелярию). Второй его «заслугой» явилась бурная страсть к почти простолюдинке — венецианке Бьянке Капелло, завершившаяся вначале «случайным» убийством ее мужа, затем любовной интригой, затем свадьбой, потом подложным ребенком и, наконец,

драматической попыткой устранения претендента на престол, брата Франческо — кардинала Фердинандо. Драма разыгралась во время ужина на Вилле Поджо-а-Кайано, что в 18 километрах от Флоренции. Технология, использованная впоследствии князем Юсуповым для убийства Распутина, основанная на изготовлении отравленных пирожных… Все продумала женщина, вознамерившаяся во что бы то ни стало обеспечить трон своему сыночку. Одного не учла, — что делать, если гость просто не захочет десерта. На том и попалась: пришлось пример показывать… Ничего не знавший о намерениях женушки муж начал есть пирожные тоже… Оба умерли через несколько часов в страшных мучениях. К чести Фердинандо, он не только не тронул сына Бьянки, но воспитал его как своего… Правда, став Великим герцогом Тосканским, был вынужден снять с плеч кардинальскую мантию: что ж делать, на двух стульях не усидишь…

Но не только светская власть сосредоточилась в руках рода Медичи. Два брата — Джулиано и Лоренцо — дали миру двух пап: сын Лоренцо — Джованни — стал Львом X, а Джулиано — Климентом VII. Тем самым папой, что отрекся от престола Флоренции в пользу своего незаконного сына — Алессандро, в 1527 г. сдал Карлу V Рим, спасаясь в замке святого Ангела, и затем в Болонье короновал своего врага, а впоследствии близкого друга вначале итальянским королем, а затем императором (1530). Вот такие непростые извороты истории… И оба папы правили почти друг за другом: «затесавшийся» между ними Андриан VI владел престолом всего год (1522-1523).

Медичи-женщины дважды покоряли французский Олимп, выходя замуж только за Генрихов, и только за четных: Екатерина — за II, а Мария — за IV (того самого, который сочинил знаменитый каламбур насчет Парижа и обедни…). Ну нравились им четные номера, что поделаешь… Что касается Герба с шестью горошинами, то до сего дня смысл его — тайна: то ли это пилюли (все же Медичи), то ли золотые флорины (банкиры), то ли зерна мудрости… Медичи унесли ее с собой…

Они не просто правили Флоренцией, они ее любили. Они создали в ней особую атмосферу праздника и преклонения перед его величеством Искусством. Они приняли из рук великого Брунеллески «зачатый» им Ренессанс и выпестовали его. И сегодня дух Лоренцо Великолепного витает в городе белой лилии… Всмотритесь во фрески Гирландайо: вот он стоит, выставив вперед левую ногу; в красном плаще, черноволосый, уверенный в себе, с пронзительным умным взглядом… И смотрит на белую лилию — символ Благовещения, одного из самых великих и определяющих моментов Веры… Весть о пришествии на землю Спасителя и нового мира… Белая лилия — символ Благовещения. Символ Флоренции…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий