Образование шокдринского пашалыка

В конце XVIII в. феодальная борьба в Албании вступила в новый  этап. Наиболее могущественные из местных феодалов, распространив свою власть на значительную часть страны, стали оказывать  открытое неповиновение Порте.  Для Северной Албании этот поворот наметился еще в 60-х годах  XVIII в. В 1756 г., когда анархия в Шкодре достигла кульминационного пункта, власть в городе захватил Мехмед-бей Бушати. Семья Бушати являлась одной из наиболее богатых и родовитых  феодальных семей Северной Албании. Она вела свое происхождение  от известной владетельной семьи Дукагини, перешедшей в мусульманство вскоре после завоевания Шкодры турками. Будучи богатыми чифлигарами, тесно связанными с рынком, Бушати проявляли  заинтересованность в создании нормальных условий для развития  торговли.  Порте пришлось признать происшедший в Шкодре переворот  и утвердить Мехмед-бея в звании паши и шкодринского мутасаррыфа (губернатора).

Опираясь на горцев и торгово-ремесленные элементы Шкодры,  Мехмед-паша Бушати, известный позднее под именем Мехмед-паши  Старого, сумел обуздать своевольных феодалов Шкодринского  пашалыка и установить на его территории спокойствие и относительную безопасность. Затем Мехмед-паша начал расширять границы собственного пашалыка за счет Дукагинского и Эльбасанского  пашалыков. Рост могущества и самостоятельности шкодринского  правителя вызвал тревогу Порты; в 1775 г. Мехмед-паша Старый  был отравлен подосланными ею агентами.  Порта собиралась полностью восстановить свою власть в Северной Албании, но ей не удалось отстранить род Бушати, и губернатором Шкодры стал сын Мехмед-паши Махмуд. Его приход  к власти совпал с началом одного из самых трудных этапов  в истории Османской империи. Политический кризис все больше  углублялся. Авторитет султана в провинциях сильно упал, и Порта  лишь в незначительной степени могла использовать их военные  и финансовые ресурсы.

Между тем вслед за неудачной для  Стамбула русско-турецкой войной 1768-1774 гг. уже через 13 лет  вспыхнула новая война с Россией и Австрией, также завершившаяся поражением. Затем Османская империя вела войну с Францией, потом опять с Россией, к которой на сей раз присоединилась Англия.  Внешнеполитические осложнения обострили внутреннюю борьбу  в турецком правящем классе. С одной стороны, углубилась  феодальная анархия, а с другой стороны, в столичных кругах  образовалась группировка, выступившая за проведение некоторых  реформ в целях обновления и укрепления Османской империи.  Реформы эти проводились в царствование султана Селима III  (1789-1807) и получили название низам-и джедид, что означает  «обновленное устройство». Они заключались прежде всего в создании дисциплинированных воинских частей, обученных по европейскому образцу. На их содержание были введены налоги, поступавшие в «кассу новых доходов». Власть предприняла также попытку  восстановить прежнюю эффективность сипахийской системы.

Социальная база, на которую смог опереться Селим III, была  весьма шаткой и аморфной. Лишь незначительная группа духовных  и светских сановников поддержала реформы султана. Большинство  же правящего класса принадлежало к числу их противников. Ожесточенное сопротивление консервативных сил, дворцовые смуты  и янычарские мятежи вконец ослабили центральный аппарат. К тому  же реформы, имевшие целью укрепление империи, не нашли  поддержки среди ее разноплеменного населения, заинтересованного  в разрушении османской тюрьмы народов.  Упадок османской державы возрождал надежды порабощенных  народов на скорое освобождение от чужеземного ига, активизировал их освободительную борьбу.

В Греции в конце XVIII в. вооруженное восстание против иноземного рабства готовил замечательный революционер и демократ Ригас Велестинлис. В 1804 г. на  вооруженную борьбу против турецких угнетателей поднялся сербский народ.  В то же время во многих районах империи ослаблением султанской власти воспользовались крупные феодалы-сепаратисты. Попытки султана уничтожить или ограничить их власть отражались  ими с помощью оружия. В Албании одним из первых начал  открытую войну против Порты Махмуд-паша Бушати. Случилось  это в 80-е годы XVIII в., но истоки конфликта восходят к концу  70-х годов.  В 1770 г., во время войны с Россией, Порта вызвала несколько  южноалбанских беев с их отрядами в Морею (Пелопоннес) для  подавления вспыхнувшего здесь освободительного восстания.

После окончания русско-турецкой войны эти отряды остались  в Морее и, выйдя из повиновения, занялись грабежом. Тогда султан  приказал Махмуд-паше очистить своими силами Морею от непослушных беев. В 1777 г. Махмуд отправил в Морею под командованием своего брата Мустафы трехтысячный корпус. Мустафа до-4  бился определенных успехов в «восстановлении порядка» в Морее,  но затем шкодринцы, не получая в течение долгого времени жалованья, также занялись грабежами. Порта послала  против них в Морею в 1779 г. армию и флот во главе с капитан-пашой Хасаном, который учинил здесь страшную резню.  Мустафа-паша по приказу Порты был отравлен.  В Албании долго не могли забыть этой резни. В последующие  годы в стране то и дело формировались отряды, пытавшиеся  проникнуть снова в Морею и отомстить туркам. Во главе таких  отрядов стояли мусульманские феодалы, хотя Порта привыкла  рассматривать их как свою наиболее надежную опору в Албании.

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий