Образование янинского пашалыка

В годы, когда из-за мятежа Махмуд-паши Порта фактически  утратила власть над Северной Албанией, в Южной Албании в ходе  внутрифеодальной борьбы усилился Али-паша Тепелена, также  создавший из подвластных ему районов полунезависимый пашалык..  Али-паша Тепелена, или Али-паша Янинский, приобрел благодаря Байрону и Дюма широкую полулегендарную известность.  Опубликованные с тех пор документальные материалы и исследования позволяют воссоздать более достоверную историю его возвышения и деятельности. Родился Али-паша около 1744 г. в семье беев, наследственных  правителей небольшого южноалбанского городка Тепелена. Его  отец Вели-паша некоторое время управлял и Дельвинским санджаком. После смерти Вели-паши для его семьи наступили трудные  дни.

Другие беи захватили власть в Тепелене. Али, называвшийся  тогда еще Али-беем, занялся разбоем. Разбогатев таким образом,  он набрал большой военный отряд и с его помощью восстановил власть своей семьи в Тепелене. В начале 80-х годов XVIII в.  в Южной Албании царило большое возбуждение, вызванное истреблением албанцев в Морее. На борьбу с правительственными  войсками выступило несколько отрядов, в том числе отряд Али-бея  численностью около 8 тыс. человек. Летом 1782 г. Али-бей  вел в районе Янины успешные бои с войсками Курд-паши наместника султана в Южной Албании. Отвага и военный талант,  проявленные Али-беем в этих боях, сделали его весьма популярным  в Южной Албании.  Порта пыталась приручить Али-бея. В начале 1784 г. он  был произведен в паши и принят со своим отрядом в турецкую  армию. Через два года, в 1786 г., Порта назначила его на пост  правителя Триккальского санджака (Фессалия), а в следующем,  1787 г., после смерти Курд-паши, и на пост дербенджи-паши.

Благосклонность Порты к Али-паше объяснялась тем, что  в Стамбуле рассчитывали использовать его для борьбы с Махмудпашой. Однако Али-паша заботился прежде всего о своих  собственных интересах. Во время похода армии бейлербея на  Шкодру он вступил в тайные сношения с Махмуд-пашой, а к моменту военной развязки его вовсе не оказалось в турецком лагере  под Шкодрой.  Более того, воспользовавшись тем, что силы и внимание Порты  были отвлечены борьбой с Махмуд-пашой и начавшейся войной  с Россией, Али-паша в том же 1787 г. подчинил своему господству  Эпир и сделал столицу Эпира — крупный торгово-ремесленный  город Янину — центром своего нового пашалыка, включившего  в себя Фессалию, Эпир и часть Южной Албании.  Рост могущества Али-паши вызвал большую тревогу у других  сильных южноалбанских феодалов. Летом 1789 г., когда Алипаша был занят борьбой против независимой горной общины Сули,  против него выступила коалиция албанских феодалов, в которую  входил правитель Берата Ибрагим-паша, его брат — правитель  Влёры Джаффер-паша, правитель Дельвины Мустафа-паша, беи  Гирокастры. За их спиной, по-видимому, стояла Порта, пытавшаяся  таким способом ликвидировать новый полунезависимый пашалык.

Союзники захватили находившуюся под властью Али-паши Корчу  и стали продвигаться к Янине. Али-паша спешно заключил мир  с сулиотами и направил все свои силы против коалиции. Жестокая  война шла все лето. В конце концов Али-паша, внеся разлад  в лагерь противника, смог одержать верх и снова овладел Корчей.  Победа над феодальной лигой привела к упрочению власти янинского правителя, что благоприятно отразилось на положении  многих тысяч его «подданных».  Внутренняя политика Али-паши способствовала упорядочению  управления, установлению безопасности, улучшению положения  христианского населения. В условиях хаоса и феодальной анархии,  царивших в Османской империи в конце XVIII в., эта политика  имела положительное значение и нашла благоприятный отклик  у современников. Например, выходившая в Вене греческая газета  «Эфемерис», ссылаясь на «письма из многих мест Румелии», писала 30 декабря 1791 г. о «благоденствии райи» под властью  Али-паши и о том, что он обеспечил в своих владениях  «совершенное спокойствие для христиан».

С момента создания своего пашалыка Али-паша стремится  завязать связи с европейскими державами и заручиться поддержкой  какой-либо из них. Искать иностранного покровительства янинского  правителя побуждала постоянная угроза со стороны Порты, а также  желание обеспечить свои интересы на случай представлявшегося  тогда вполне вероятным распада Османской империи. Несомненное  влияние России на судьбы этой империи, тяготение к ней православного населения Албании и Греции придавали в глазах  Али-паши расположению этой державы особое значение. Попытки  заручиться покровительством России предпринимались Али-пашой  неоднократно на протяжении 35 лет его правления (1787- 1822 гг.).  Первая такая попытка была предпринята в ходе русско-турецкой  войны 1787-1791 гг.

В июне 1791 г. на остров Каламос в Ионическом море,  где находилась ставка главнокомандующего военно-морскими силами России на Средиземном море генерала В. С. Томары, прибыла  делегация от Али-паши. Делагаты привезли с собой проект  союзного договора между янинским правителем и Россией. «Алипаша, — говорилось в преамбуле договора, — предлагает готовность  свою предаться России и сделать в пользу оной в своих  местах купно с греками диверсию». Договор предусматривал  признание Али-паши в качестве «владетельного государя» под  покровительством России. Из других статей договора явствовало,  что осторожный паша не спешил с открытым выступлением  против Порты: он соглашался начать военные действия лишь  в случае предоставления ему российским правительством значительной военной и финансовой помощи. Скорее всего, основной смысл  договора для янинского правителя состоял в ст. 9, которая гласила:  «Если бы сие дело по заключении договора и не возымело совершенного успеха, Россия обязана будет всегда взирать на Али-пашу как  нз союзника, от нее зависящего, и употреблять в мирное время  влияние свое при Порте Оттоманской для защищения его, равно  же и помогать ему под рукой, есть ли бы султан употребил во вред  его военные силы».

Примерно в то же время, когда уполномоченные Али-паши  начали переговоры с В. С. Томарой, сам паша, находясь в турецком лагере под Шумлой (Шуменом), вступил в контакт непосредственно с русским главнокомандующим князем Г. А. Потемкиным.  Али-паша обратился к Потемкину с просьбой об освобождении  его племянника Мехмед-паши, попавшего в русский плен. Русский военачальник не только удовлетворил просьбу албанского  паши, но и послал ему ценные подарки. В своих письмах Г. А. Потемкин дал понять Али-паше, что Россия охотно примет его  услуги.  Все эти контакты и переговоры не привели к какому-либо  формальному соглашению. Петербург поддерживал и поощрял  полунезависимых албанских владетелей на выступления против  султана лишь во время русско-турецких войн, не собираясь  при этом связывать себя какими-либо политическими обязательствами.

Хотя отношения между Россией и Али-пашой не получили договорного оформления, они до конца русско-турецкой войны  1787-1791 гг. оставались дружественными. Это давало возможность действовавшей тогда на Средиземном море греко-русской  флотилии Ламброса Кацониса беспрепятственно получать из  владений Али-паши продовольствие и набирать добровольцев.  В свою очередь, флотилия снабжала Али-пашу военным снаряжением.  Усиление могущества и самостоятельности еще одного албанского владетеля вызывало беспокойство Порты, которая не прекращала попыток подорвать власть Али-паши. Однако наибольшую  опасность в Албании для нее по-прежнему представлял Махмудпаша.

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий