Экскурсия по Вероне

Для начала стоит пройти  к реке Адидж, где открывается великолепный вид на другой берег, старинный римский театр, окруженный кипарисами, здание бывшей австрийской казармы на холме Сан- Пьетро, больше похожей на дворец, и великолепные, исключительно живописные фасады средневековых зданий, смотрящиеся в воды реки Адидж. До выхода на набережную обратите внимание на одну из самых древних и живописных улочек города — Виа Сотторива. Она представляет собой непрерывный ряд арок, перекрытых старинными, немного тяжеловесными фасадами жилых домов. Все это тянется параллельно реке. Под портиками, словно в театральных ложах, сидят завсегдатаи маленьких кафетюшек: почтенные отцы семейства, свободные от дел антиквары, старые ловеласы, молодые жуиры, окончившие работу почтальоны, просто безработные, студентки, немного беременные молодые женщины, высохшие пожилые старушки.

Верона

Из окон фасада свисают цветы, пахнет хорошим кофе, проносятся мотороллеры, все разговаривают руками… В общем, типичный итальянский колорит.

Мост Понте Пьетра выходит из-под арки сторожевой башни. Башня построена в 1298 г., в то время как сам мост относится еще к доавгустовской эпохе… С середины этого пешеходного моста исключительно интересно «слушать» реку и смотреть на живописные дома на правом ее берегу… И на холм Сан-Леонардо, где в незапамятные времена стояла римская Вилла…

На обратном пути зайдите в церковь Святой Анастазии, чтобы увидеть знаменитую фреску Пизанелло «Св. Георгий освобождающий…», а также посмотреть на каменных горбунов (Пао- ло Орефиче, 1591) под купелью и колоннами работы отца Паоло Веронезе — Кальяри. (Однако сегодня его авторство под вопросом: ученые ищут доказательств, отрабатывают свою зарплату.) Это самая большая готическая церковь города, строившаяся монахами-доминиканцами с 1290 по 1481 год. Великолепный трехнефный интерьер, уводящий взгляд вдаль, к алтарю и поперечному трансепту. Особенно здорово здесь в дождь, когда в церкви почти пусто и звучит орган. Почему-то два этих события часто совпадают…

А если с моста Понте Пьетра свернуть не налево, к церкви Святого Анастазии, а направо, то через каких-нибудь пять минут ходьбы можно подойти к кафедральному собору Вероны, который был заложен в X в., а освящен в 1187 г. Он интересен на ложением на фасаде романского и готического стилей, с двухэтажной входной аркой и величественным центральным нефом, который заканчивается очень оригинальной полукруглой балюстрадой, ограждающей пресбитерий. Она приписывается самому Санмикеле. Венеция «командировала» сюда двух своих мэтров — Тициана и Якопо Сансовино, первый написал «Успение Богоматери» (1530), а второй построил надгробный памятник Галезио Никесоло. Рядом с собором — маленькая церковь Святой Елены. В ней защитил свою диссертацию Данте Алигье- ри. Так, пустячок. А зайти приятно…

Если пойти по узкой, застроенной очаровательными небольшими дворцами со столь же прекрасными двориками (не поленитесь забегать) Корсо Анастазии, то через двадцать минут мы вернемся на Пьяцца де’Эрбе, со стороны дома Маффеи и колонны с венецианским львом Сан-Марко. Здесь мы начинали свой круговой маршрут. Отсюда открывается еще один удивительный в своей поэтичности и чисто живописном ракурсе вид площади. Особенно красиво на закате, когда солнце, как прожектор у рампы, подсвечивает и четче выявляет древние коричневатые полустершиеся фрески на стенах домов… Продвигаясь дальше, мы выходим к еще одному памятнику — воротам Порта Борсари, вторая половина I века н.э. Это, как и Порта Леони, была первая линия городских стен, построенных еще при императоре Клавдии, около 43 года н.э. Белый веронский камень, несмотря на выветривание, передает архитектуру так называемого римского барокко, их древность — не только каменная история Вероны, но вызывающая трепет живая история человечества. Во всяком случае, так и хочется подойти к ним и прикоснуться рукой, как это делают со святыней… Ведь на ощупь все чувствуется немножко иначе…

Мы снова возвращаемся на Пьяцца Бра и проходим мимо зрителей, восседающих в партерном ряду кафе и пиццерий… Пешей прогулке конец; мы в машине и едем к огромному красноватому замку Скалигеров, построенному всего за 20 лет (1354- 1375) тогдашними правителями Кангранде II и Кансиньорио. Десять минут, и вот уже возникает громада, удивительно напоминающая Московский Кремль. О причине сходства мы уже говорили в Милане.

Замок построен на берегу, на самой границе города, с использованием городской стены. Прямо из-под арки одной из башен замка выходит мост, ведущий на ту сторону реки и далее прямиком в далекую Алеманию, как звали Германию италийцы. Когда в 1350 г. Кангранде II «на всякий случай» женился на дочери кайзера Людвига IV (Баварца), единственного из фамилии Виттель- сбахов, посмевшего потеснить на троне великих Габсбургов, то именно тесть посоветовал зятю построить «мостик». Так, на всякий случай: вдруг пригодится. Родство с кайзером гарантировало Скалигерам поддержку сильной Баварии, что совсем не мешало реформатору Кангранде, имевшему далеко идущие планы по объединению лоскутных городов-коммун италийского полуострова… После неожиданной и скоропостижной смерти мужа, наступившей в 37 лет, Элизабет вышла замуж вторично, но уже обратно в Германию, за герцога Вюртембергского, которого была на 13 лет старше. Она уехала из Вероны и благополучно умерла в Штутгарте, построив в нем виллу в итальянском стиле. А мост все-таки пригодился, правда, прокравшись темной ночью под сторожевой башней и проехав немного на север, последний из Скалигеров резко повернул коней направо, в Венецию… Было ли это ошибкой? История не дает ответов о прошлом…

Проезжая по Корсо Кавур, можно видеть великолепные, хотя и немного мрачноватые палаццо великого веронца Микеле Сан- микеле, создавшего «свою» Верону — город дворцов и великолепных городских ворот. Через них мы и покидаем ее. Быть может, мы еще встретимся на представлении вердиевской «Аиды», которую так любят ставить на Арене оперные режиссеры… Ведь декорации построены еще древним Римом…

А ночной спор между Ромео и Джульеттой о том, кто поет — «соловей или жаворонок», имевший смысл для определения времени ухода Ромео от возлюбленной, оказался пустым. Если бы Шекспир побывал в Вероне, он бы знал, что в доме Джульетты прекрасно слышен бой часов с Башни Коммуны, которая и всего- то в ста метрах…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий