Собор Святого Петрония в Болонье

Святой Петроний, был до перевода в «святые» архиепископом города в неспокойный период становления христианства, т. е. в V веке. После своей смерти Петроний, успевший к тому времени паломничество в Иерусалим совершить, привезти оттуда чашу прокуратора Понтия Пилата (в которой тот демонстративно «умыл руки» пред толпой израильтян) и построить церковь по образу и подобию церкви Гроба Господня, и стал, вероятно, «покровителем» города, наподобие святого Амброджио в Милане или святого Марка в Венеции.

Собор Святого Петрония

Это одна из самых больших католических церквей в Европе, предназначавшаяся жителями города стать самой крупной в католическом мире. Однако хитростью и стараниями папы Иннокентия VII собор все-таки не превзошел размерами своими собора Святого Петра… Начатый в 1390 г. великим болонцем Антонио де Винченца, он остался не достроенным и до сих пор, демонстрируя всем прихожанам подготовленный для облицовки мрамором, но так и не законченный простой кирпичный фасад. Успели скроить только мраморную юбку, да и то без излишеств скульптуры… Да смогли украсить в свое время фасад «лошадью» маэстро Микеланджело. Но лошади не повезло: в одно из сильных итальянских землетрясений она упала с балкона и разбилась…

А папа Иннокентий, узнав о «наполеоновских планах» болонцев, причем именно в пику его авторитету, решился действовать быстро, но тонко. Он не стал запрещать «стройку века», а просто ударными темпами построил «свое» здание на том месте, куда должен был протянуться поперечный неф базилики, которая предполагалась в форме огромного латинского креста. «Занял» стройплощадку, благо у города место на тот момент еще не откуплено было. В средствах же «святой отец» не стеснен был и платил «за скорость»… И употребил их, как оказалось, на цели богоугодные: построил будущий университет… Пришлось болонцам от рекорда Гиннесса отказаться и строить обыкновенный трехнефный романский храм, хоть и большой, но не самый… Зато город получил от папы для своего Студиума прекрасное здание Архигимназии. Но об этом чуть позже…

Несмотря на неудавшуюся попытку посрамления Рима, внутри собор поражает: он огромен и чрезвычайно строг. Удивительно легкие, стремящиеся ввысь колонны подчеркивают его красоту, размеры и легкость одновременно. Очень интересна роспись нескольких капелл в левом нефе. В частности, кисти Пармиджанино, а также Джованни да Модена. Очень уж хороша процессия волхвов, едущих на поклонение к младенцу Иисусу… Только не пожалейте пожертвовать церковному автомату пятидесятицентовые монетки, за что он в ответ милостиво, правда ненадолго, осветит прекрасно сохранившуюся живопись. Она стоит того…

Интересен вечный календарь на полу собора, издания 1655 г., сразу же напоминающий нам маленький Верхний Бергамо. Устройство то же: полоса, деления, солнечный зайчик, — только длина несколько больше — одна шестисоттысячная земного меридиана. Исправно работает целых четыреста лет. Ни заводить, ни детали менять…

Именно в этом соборе произошло одно из чрезвычайно именитых событий Средних веков. В 1530 г., в феврале, папой Клементом VII здесь был наконец коронован Карл V — один из величайших монархов Европы, происходивший из испанской ветви Габсбургов, на долю которого выпало нелегкое время Реформации, начатой в 1517 г. в немецком Аугсбурге неистовым монахом Лютером. Карл был тот самый монарх, в империи которого «никогда не заходило солнце». Но интересно другое: здесь, в Болонье, закончилось многолетнее противостояние Империи и Церкви, во время которого войска Карла даже взяли штурмом и разграбили Рим, а папа вынужден был вначале бессильно взирать на это со стен замка Святого Ангела, а потом и вовсе бежать в Болонью, имевшую титул папского города. Когда страсти улеглись и выяснилось, что ни другого императора, ни другого папы в многострадальной Европе не будет, между ними начался диалог… Кончилось тем, что стороны не только примирились, но и исключительно понравились друг другу. Каждый нашел в бывшем супротивнике массу достоинств! И всего-то понадобилось поселить обоих в соседних домах, прорубить в смежной стене дверь и оставить наедине. Без слуг. Неисповедимы пути… Через неделю вышли к народу вместе, и сразу в собор — короноваться…

Для маленькой Болоньи это был второй случай войти в «Историю Европы». Первый представился ей в 1515 г., когда папа Лев X встречается здесь с королем Франции — Франциском I, также претендовавшим на роль главного вершителя судеб всего континента и ярого врага Карла. Интересно, что оба раза папами были Медичи, и обе эти встречи оказались судьбоносными для многих государств. Не будь их, и история Франции, Германии и Италии пошла бы по-другому…

…И все-таки, несмотря на эпохальную роль, чего-то в этом соборе недостает. Почему-то не производит он такого впечатления, как светлая живопись Флоренции или даже немного мрачная и гораздо более древняя витиеватость Феррары. Тут, в Болонье — хорошо, но там — гениально… Может быть, слишком уж строги, слишком пустынны стены. Притом не где-нибудь, а именно в Болонье, можно сказать, второй столице живописи после Венеции. В городе, где тремя братьями Карраччи была организована знаменитая на всю Европу болонская школа живописи (один из которых — Лодовико учился в Венеции у самого Тинторетто, а второй — Аннибале был настолько почитаем в Риме, что

даже удостоился захоронения в Пантеоне, рядом с Рафаэлем. Когда будете, посмотрите — справа внизу).

Это и был тот классицизм, та академия, из которой вышли Гвидо Рени, Гверчино, Доменикино, оставившие множество работ в разных итальянских церквах и галереях. А Гвидо Рени приглашали даже расписывать Ватикан, где к нему потом присоединился Доменикино. В то время как сам Карраччи расписывал фресками знаменитый дворец Фарнезе в Риме, посоветовав владельцам пригласить также его ученика — Доменикино. А вот, поди ж ты, собственный собор в Болонье и не расписали… Видно, в столицу сильно спешили… А может, это соседняя Сиена и Венеция виноваты, после соборов которых уже любое чудо — не чудо…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий