Джакомо Пуччини — музыкант республики Лукка

Джакомо ПуччиниДревние считали, что в каждой местности есть свое божество, которое лучше всего ей подходит. Они так и прозвали его — «гений места». Иногда их несколько, и тогда им становится тесно. Такова Флоренция, таков Рим, где великих было столько, что трудно отобрать «самого»…

Лукке повезло. Ее «гений места» — это тот самый человек, который вальяжно сидит, воплощенный в бронзе, на маленькой уютной площади, рядом с собственным домом, небрежно, почти театрально, положив ногу на ногу. Да и как еще может сидеть тот, чья жизнь прошла именно в театре. Его выхода на сцену ждала вся Италия…

Имя этого человека — Джакомо Пуччини… Прадед, дед и отец его — все были музыкантами, по наследству передавая друг другу официальное звание «музыкант республики Лукка». С десяти лет Джакомо, родившийся в 1858 г., уже зарабатывал деньги игрой на органе в церкви бенедиктинцев. Тридцатитрехлетняя вдова Альбина Пуччини-Маджа, оставшаяся одна с шестью детьми, делала все возможное, чтобы выполнить волю умершего мужа: Джакомо должен стать музыкантом. И он стал им.

В восемнадцать лет, впервые услышав «Аиду» (для чего юноша пешком пошел в Пизу), он поклялся, что будет писать оперы. А в двадцать два Пуччини покидает маленькую Лукку, чтобы поступить в Миланскую консерваторию. Жизнь в Милане без средств была нелегка, но она ввела его в музыкальный мир… В 25 лет закончивший консерваторию Пуччини дебютировал на сцене Театра Даль Верме с оперой «Виллисы». Сегодня она забыта, но тогда, в первый вечер, его вызывали восемнадцать раз. В маленькую Лукку, к матери Альбине Маджа, полетела телеграмма — «Успех!»

До «Ла Скала» мать уже не дожила, да и первая опера там прошла без успеха. Однако маэстро не сдается: внимание его привлекает драматичный сюжет аббата Прево — «История кавалера де Грие и Манон Леско». Чтобы плодотворно работать, он возвращается в Лукку, а потом покупает домик в тихом Торе- дель-Лаго, на берегу прекрасного озера Массачукколи, в предгорьях Аппуанских Альп. Романтический пейзаж дополняет романтическая любовь, ради которой яркая и темпераментная Эльвира Бонтури покидает своего мужа Джаминьяни, кстати сказать, друга Джакомо. Оставив сына мужу, вместе с дочкой она переезжает к Пуччини вначале в Милан, а затем в Торе-дель- Лаго. Из сочетания любви, тишины и гениальности и родилась первая всемирно известная опера — «Манон Леско» (1892). Итак, он — знаменитейший маэстро Италии. Его приглашают консерватории Милана и Венеции. Но перевешивает маленькая Лукка и Торе-дель-Лаго. Здесь тишина, здесь можно творить. Ведь его уже захватил новый сюжет французского писателя Анри Мюрже, описавшего жизнь парижской богемы — молодых художников из Латинского квартала… Опера «Богема» была поставлена на сцене Туринского королевского театра в 1896 г. (Кстати, всего через год ее уже слушала театральная Москва.)

А в Лукке и Торре уже рождался следующий шедевр. 14 января 1900 г. в Риме состоялась премьера знаменитой «Тоски», где автору пришлось выйти на публику 22 раза. Такого успеха не знали ни Верди, ни Доницетти, ни Россини… Лондон, Буэнос- Айрес, Париж, Будапешт, Вена, Нью-Йорк… А всего через четыре года мир уже плакал над драмой маленькой японки — «Мадам Баттерфляй», и лучшие сопрано мира мечтали спеть ее партию… Затем наступил спад. Немудрено: родить столько шедевров… Уныние, бессилие, кризис. Поиски нового…

В 1904 г., после смерти Джаминьяни (не будем забывать, что Италия католическая страна), Джакомо и Эльвира смогли наконец пожениться. Впереди у них было еще двадцать лет… Они объехали весь мир…

Лебединой песней маэстро стала абсолютно другая мелодийная идеология. Пуччини снова создал шедевр. Это — «Турандот» по пьесе известного всей итальянской публике венецианца Карло Гоцци. Джакомо возбужден, на взлете, пишется легко и мощно… Но он уже тяжело болен. Идет соревнование: кто быстрее.

Смерть или музыка… Успеет ли маэстро закончить новую оперу… Затаив дыхание следит за ним весь музыкальный мир. Он работает лихорадочно: не зная диагноза, который от него скрывают, он знает, что дни его сочтены. Осталось дописать совсем немного. Только финал. Но… Его пробуют лечить в Бельгии только что изобретенным способом — облучением радием. Казалось… Оперу дописал Франко Альфано…

Через два года, 25 апреля 1926 г., на премьере в миланской «Ла Скала» великий дирижер нашего века — Артуро Тосканини в конце последнего акта, перед самым финалом, неожиданно для публики положил на пульт дирижерскую палочку со словами: «Здесь окончил писать маэстро Пуччини» — и вышел из зала… Повисла тишина. И вдруг все встали…

Это было сильнее, чем взрыв оваций… Такого успеха театр еще не слышал. А его действительно нельзя было услышать: тишина и стоящий партер театра… За партером встали ложи. За ними — балкон…

А маленькая Лукка послала по улицам «подписной лист». Каждый дал, что мог.

Поэтому и сидит сегодня около своего дома, где он родился, бронзовый Джакомо Пуччини. Как будто бы и не уезжал отсюда. Последний, но самый гениальный отпрыск из рода «музыкантов республики Лукка».

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий