Церковь Петра-ин-Винколи в Риме

Церковь Петра в веригах интересна двумя бесценными сокровищами: настоящими цепями, в которые был закован апостол Петр дважды: вначале в Иерусалиме, а затем здесь, в Риме. Легенда говорит, что когда их поднесли друг к другу, они чудесным образом соединились… Второе чудо — гробница папы Юлия II (дела Ровере), которую обычно сокращенно называют «Моисей» Микеланджело. Если отталкиваться от времени, то начинать надо, естественно, с цепей, попавших в Рим в качестве подарка Евдоксии — жены византийского императора Феодосия II, привезшей их из своего паломничества в Иерусалим.

Вериги апостола Петра. Церковь Сан-Пьетро-ин-Винколи

Вериги апостола Петра. Церковь Сан-Пьетро-ин-Винколи в Риме

В Святой земле цепи вручил ей патриарх Иерусалимский — Ювеналий (Евдоксия передала их своей дочери — тоже Евдоксии — жене римского императора Валентина III).

В руках у папы Льва Великого, которому Евдоксия передала их, они самопроизвольно соединились с римскими звеньями, которые издавна почитались в Риме святыми. Можно верить или не верить в легенду, но если мы допускаем в наше сознание самого Вседержителя, то такая мелочь, как «холодная сварка», уж и просто для него безделица… Кроме того, именно Рим просто заставляет поверить в то многое, что раньше принималось с оговорками или казалось полным абсурдом. Верьте, господа, верьте, и на вас снизойдет, и уверуете окончательно… А для вящей веры поднимите глаза к полукруглому барабану апсиды и рассмотрите получше великолепные фрески XVI в., где все это как на ладони и в прекрасном состоянии…

Гробница папы-реформатора Юлия II дела Ровере, по сути дела первого активного строителя нового собора Святого Петра, была закончена Микеланджело только в 1540 г. И получилась в сильно урезанном к великому первоначальному замыслу варианте. (Да и место исполнения тоже «подвинули», ибо папа предполагал быть похороненным рядом с самим Петром в главном соборе католического мира, практически на месте сегодняшнего кивория, построенного Бернини.) Однако и то, что мы сегодня имеем в церкви (позабыв про неоконченные фигуры, выполненные Буонарроти, находящиеся во Флоренции и в Париже), — великолепно и вряд ли нуждается в дополнительных комментариях. Столько искусствоведческой литературы, сколько написано о знаменитом микеланджеловском Моисее, пожалуй, не снилось ни одному другому памятнику… Известен «пигмалионовский сценарий», по которому сам скульптор, ударив статую по правому колену (где и сейчас есть маленькая вмятинка), вскричал: «А теперь говори…» Пожалуй, сегодня это впечатляет не меньше, чем 500 лет назад… И нет выразительнее статуи этого древнееврейского пророка в подлунном мире. И ведь это сегодня нам все видно и понятно, а тогда этот разворот тела и знаменитую мике- ланджеловскую «опорную ногу», и этот взгляд, и этот гнев надо было придумать… А чтобы придумать, вначале почувствовать на самом себе. Пропустить через свое тело этот электрический ток озарения. Гениального озарения… И, может, даже почувствовать пророком себя… Только после этого возможно через бессловесный мрамор передать и гнев, и боль, и великодушие, и провидение на века… И создать — Пророка! Пятьсот лет смотрит он на людей, и 500 лет мы видим, что это действительно — Пророк… И не усомнимся…

И слава богу, что пророк не заговорил, ибо изображен он в момент сильнейшего гнева на свой народ, в одночасье разуверившийся не только в нем, но в самом Боге… Хорошо, что Моисей молчит, — ибо понимающим достаточно его красноречивого взгляда… И все, что ОН хотел сказать, выразил Микеланджело!

И, уже покидая церковь, обратите внимание на две головки в стене справа, перед самыми дверьми. Это братья-близнецы Антоний и Пьетро Поллайоло (XV в.), один из которых — тот самый таинственный художник, так мало сохранившийся в Италии, но зато создавший символ Рима: ведь это именно он «пристроил» под брюхо этрусской статуе Капитолийской волчицы близнецов Ромула и Рема, чем создал самый известный в мире символ… А сам он вместе с братом упокоился здесь. Из этой стены он уже никуда не исчезнет. Тут он навечно… То, что близнецы рождаются вместе, известно всем, но вот одновременная смерть…

А в крипте храма находится реликвия, возможно, не менее ценная, чем цепи Петра. Там стоит саркофаг с привезенными из древней Палестины мощами семи братьев Маккавеев — великая династия для знающих дохристианскую историю… Семь братьев Маккавеев — сыновей чтимой в православии Соломонии и учеников погибшего ранее их Елизара — приняли в 166 г. до н.э. от греков (династия Птолемеев) ужасную мученическую смерть, отстаивая законы своей веры, за что и были канонизированы Ветхим Заветом и обоими направлениями христианской церкви. А их мощи достались Риму… Именно за ними последовало вошедшее в историю знаменитое восстание Маккавеев, основавших впоследствии правившую Иудеей династию Хасмонеев (167-37 гг. до н.э.). И именно братья Хасмонеи пригласили римлян помочь им одолеть друг друга в борьбе за престол… Те и пришли… А уже попавшую под власть римлян династию сменил (предварительно вырезав своих прежних хозяев — всех…) их же придворный раб — Ирод. Он был потомок принявшего гиюр нееврейского племени идумеев (обращение идумеев, живших на севере Синая, в иудаизм тоже было проведено Хасмонеями). А ставший царем древнейшего государства бывший раб и стал печально известным всему человечеству… На его фигуре и на этом времени был затянут тугой узел, связавший вместе судьбу двух мировых религий. После этого становится понятно, сколь велико значение церкви Петра-ин-Винколи в истории христианства. Да и вообще — человечества. Переоценить невозможно…

Добавить себе закладку на эту станицу:

Оставить комментарий